Новости

Уфа: сегодня и завтра. Интервью Тимербулата Каримова

3 июля 2020
B4c8780070a8c3aa0d6010ef01381fa9

О будущем Уфы как уникального города, который должен сохранить и передать следующим поколениям дух великих башкирских писателей и художников, — в интервью РБК Уфа с председателем Совета Плёсского городского поселения, внуком Народного поэта Республики Башкортостан Мустая Карима Тимербулатом Каримовым.

— На форуме урбанистики «Территория будущего. Взгляд из сердца Евразии» вы рассказывали о развитии привлекательности малых городов, и немного позднее мы об этом обязательно поговорим. Но сейчас я хочу остановиться на Уфе, ведь сегодня вы также презентовали и реконструкцию улицы Октябрьской революции. Какие критерии к этой улице применялись при разработке проекта? Пешеходная улица у нас в Уфе когда-нибудь будет? Нужна ли она нам?

— Сегодня состоялась очень комплексная дискуссия, удалось со многими увидеться, обсудить наши идеи. Не скрою, что общий поток комментариев, сожалений о том, что утеряно в Уфе, — этот поток многолетний и многолюдный. Конечно, я слышу и, несмотря на то, что сам я в Уфе не живу уже много лет, здесь живет моя семья, здесь мои родители, я сам знаю, какой город мы потеряли.

Вы знаете, что мы занимаемся разными весьма полезными вещами. Идея в том, что Уфа — город уникальный, который должен сохранить и передать следующим поколениям дух Аксакова, дух Нестерова. Когда ты сейчас идешь по Уфе, то видишь, что этот дух постепенно выветривается. Для того чтобы начать возвращать воспоминания нашего детства на улицы города, конечно, нужно думать о возрождении исторического облика.

Улица Октябрьской революции, а также улица Гоголя — это, пожалуй, единственные две улицы, оставшиеся в нашем городе, которые заслуживают пристального, а главное комплексного и системного внимания с точки зрения сохранения культурного наследия.

Не секрет, что за последние несколько лет Уфа потеряла выдающиеся творения зодчества — красивейшие деревянные дома в центре города, комбинированные деревянно-каменные дома, купеческие, мещанские, аристократические. Уфа была удивительным городом! Об этом свидетельствуют произведения великой русской литературы, об этом свидетельствуют старые фотографии, открытки, картины, и, конечно, очень хочется, чтобы в Уфе оставались те места, которые «шагнули» из этих произведений.

— Вы говорите, что исторический облик нужно сохранить. При этом инвесторы, с которыми мы общаемся, говорят, что поддерживать исторический облик катастрофически дорого, что это не окупается. Как реагировать на подобные возражения? Каким образом город ли, республика ли должны это компенсировать? Какие есть варианты?

— Во-первых, я бы не изобретал велосипед, потому что уже давно существуют механизмы, как сделать так, чтобы исторические дома, памятники архитектуры служили людям. Что касается запросов бизнес-сообщества — я бы не стал обобщать. Кроме того, могу привести аргумент: я знаю много действующих активных пассионарных предпринимателей, которые готовы взять на себя эту абсолютно неблагодарную, с точки зрения экономики, ношу, реализовать проект и сделать так, чтобы им гордились и они, и другие предыдущие, а главное — последующие поколения их семей.

— При этом те, кто готовы, порой сталкиваются с «Архзащитой», с Управлением по государственной охране культурного наследия, когда предъявляются неимоверные требования к тому, каким образом нужно сохранить, какие технологии применить. Есть ряд домов, где застройщики пытаются договориться с Управлением по госохране культурного наследия. Каким образом здесь выстраивать диалог, чтобы понять друг друга?

— Я скажу из своего скромного, но достаточно длительного и обширного плёсского опыта. Для любого явления должна быть инструкция — что надо и чего не надо. И эту инструкцию нужно будет очень внимательно прочитать. У этого «счастья» должен быть «рецепт». Как этот «рецепт» составить? Повторюсь: все эти практики уже существуют как в России, так и во всем мире, причем не первый год. Поэтому общественная задача — сделать так, чтобы все люди, переживающие за этот процесс, сели за один стол, договорились и выработали единый подход.

— По поводу плёсского опыта. Вы говорили, что ежегодно Плёс посещает около 600 тысяч туристов при населении в 1,5 тысячи человек. В Уфе мы много говорим о 2 миллионах туристов. Но в эту статистику попадают только те, кто прилетает — такая вот уникальная система подсчета: вышли из самолета 200 человек — это наши туристы, и кто там на самом деле — не важно. Как добиться, чтобы в Уфу действительно хлынул поток туристов? Есть ли какой-то рецепт, который от Плёса можно передать Уфе, — каким образом привлекать туристов?

— Это было бы очень нескромно со стороны Плёса экстраполировать свой скромный, очень компактный, уютный опыт на гигантский миллионный город. Я бы сказал по-другому: как в Плёс, так и в Уфу, надо ехать за чем-то. Я еду и в Плёс, и в Уфу с одинаковой любовью, потому что эти города мне родные. Но если говорить о туристах как таковых, то, конечно, такие концепции, как будущая историческая улица Большая Казанская — ныне улица Октябрьской революции, улица Гоголя, такие замечательные проекты, как Арт-квадрат — это и есть причины, почему отдельные думающие туристы захотят приехать в Уфу. Если всё будет увязано с богатейшим культурным, музейным элементом, который в Уфе замечательно произнесен, — мне кажется, что мы обречены на успех.

Замечательный аэропорт, замечательные гостиницы, неплохая дорожная сеть, которая, конечно, я уверен, будет еще обновляться. А самое главное — абсолютно логичная и логистичная схема построения движения. Маршрут «аэропорт — Уфа» — это уже очень удобно для туристов. Я думаю, это — уже неплохие «ингредиенты» для того самого «рецепта счастья».

— С вашей точки зрения, если брать Уфу туристическую, чтобы сюда захотели приезжать, то насколько все-таки дорогостоящими должны быть вложения города и республики в части развития туризма? Сегодня, положа руку на сердце, нельзя сказать, что в Уфе есть много на что посмотреть.

— С точки зрения туризма, прежде всего надо понять, для чего он нужен Башкортостану в принципе. Это первый вопрос. Вопрос номер два — какой вид туризма нужен нашей республике? Массовый туризм как таковой — вещь очень тяжелая с точки зрения экономики, с точки зрения антропогенного эффекта, с точки зрения того, что этот массовый туризм оставляет для того или иного региона.

Если говорить о туризме культурном, событийном, страноведческом, краеведческом, об экологическом, природном — это всё в Башкирии есть. Это всё — Башкортостан, это всё к нам.

— И завершая беседу: форум урбанистический, много говорится о благоустройстве городов. С вашей точки зрения, что нужно сделать для того, чтобы города Башкирии стали привлекательными, в том числе для жителей нашей страны. Многие бывали в европейских городах, видели Париж, Берлин, но при этом не бывали в соседних регионах.

— Знаете, я приверженец теории малых дел. Я считаю, что можно говорить о начале возрождения Уфы, если мы возродим хотя бы одну улицу, какую именно — я уже назвал. Если мы говорим о возрождении красивого сельского уклада, который шагнул с экранов кинофильма «Сестрёнка», то нужно помнить, что для этого пришлось создать целую деревню. То есть эта деревня существует, потому что мы её создали. Так почему бы ей не стать самой красивой деревней Башкортостана? А потом пригласить побороться за это звание и другие, не менее красивые деревни, которые просто, скажем так, недополучили столько внимания и любви, сколько получила деревня Новохасаново Белорецкого района. То же самое — та же логика — применима и к малым городам.

Я не хочу сейчас называть города, в которых я был, в которых я не был, какие мне нравятся, какие мне пока ещё не нравятся, потому что они требуют больше любви, больше внимания — я просто не хочу обидеть те города, которые я, возможно, знаю меньше. Но я считаю, что у каждого города, села, поселка городского типа в Башкортостане есть изюминка, которую нужно найти, раскрыть и правильно подать.

Автор: Равиль Ватолин, Галия Набиева

Источник: РБК Уфа

Фото: из архива Фонда имени Мутсая Карима