Новости

«Казанские ведомости»: Мустай Карим - владыка и слуга... (интервью с Данилом Салиховым)
11.04.2019

20 октября 2019 года исполнится 100 лет со дня рождения народного поэта Башкортостана Мустая Карима. Юбилей Мустая Карима пройдет на федеральном уровне. Для «Казанских ведомостей» это повод поговорить с теми, кто знал юбиляра, а еще о роли поэта, поэзии в жизни нашего общества. Сегодня собеседник в серии «Мустай Карим - владыка и слуга…» - председатель Союза писателей Республики Татарстан Данил Салихов.

- Данил Хабибрахманович, какую роль играет поэзия в жизни человечества? Зачем современный человек, со всех сторон окруженный гаджетами, цифровыми технологиями, пишет и читает стихи?

- Если убрать поэзию из жизни общества, то люди просто потеряют человеческий облик и, на мой взгляд, превратятся в подобие животных. Поэзия - это песни души. Если человечество не поет, то, простите, куда оно движется? Как-то наш известный писатель Ркаил Зайдулла посетовал: «Я не умею петь…» А я ему в ответ: «Ты еще как поешь! Может, голоса у тебя нет, а душа-то поет! Если бы твоя душа не пела, ты не смог бы писать стихи».

- О том, как стать поэтом, Мустай Карим написал так: «Сквозь легкость удач я джигитом летел, В исканьях я к мужеству шел, Но лишь от печалей, от слез и потерь Я голос поэта обрел». А вот в чем миссия поэта?

- Трудный вопрос! Тяжело на него ответить… Настоящий поэт, как Мустай Карим, должен талантливо выразить свои чувства и мысли, тем самым поднять свой народ на такую высоту, чтобы его переводили и на русский, и на английский, и на другие языки. Тогда наши чаяния будут поняты во всем мире. Родился татарином? Имеешь право разговаривать на родном языке, учиться на нем и жить согласно традициям татарского народа.

- В чем отличие татарской поэзии?

- У татар лирика в крови. Наш народ по всему свету рассеялся в поисках счастья. С песней спускался в шахту за углем. Пел, когда был счастлив, пел, когда страдал. Мелодичность у нас в генах. Народ поет, как бы тяжело ему ни было.

- Как вы познакомились с Мустаем Каримом?

- Это было в Москве. Я пять лет работал в Международном литфонде. Был окружен такими глыбами литературы, как Чингиз Айтматов, Фазиль Искандер, Роман Солнцев, Андрей Битов, Виктор Астафьев, Римма Казакова… Помню, если разговор заходил о башкирском поэте, то литфондовцы отзывались так: «Наш Мустай Карим». Его появление у нас было событием. Все понимали, что он писатель мирового уровня. Масштаб его личности не вмещался только в один вид литературной деятельности - он писал и стихи, и прозу, и пьесы. Написанное им имело такой успех! Его пьесы ставились в ста театрах страны. Все и везде считались с ним - такой это был талант и авторитет! А более близкое знакомство состоялось в Башкортостане. В Уфимском государственном татарском театре «Нур» поставили мою пьесу «Колокольчики души». В то время директором театра был Урал Рахматуллович Гирфатуллин, и он меня предупредил: «На премьеру ждем Мустая Карима». Я возликовал! Появление Мустая Карима придавало высокий статус любому мероприятию, так как классик многие приглашения отклонял, посвящая все это время творчеству. Мы с волнением ждали появления Мустая Карима в очень длинном театральном коридоре. Наконец высокий гость появился со словами: «Ну и ну, Урал Рахматуллович! Я Большой театр знаю, Малый театр знаю. А у вас, оказывается, длинный театр!» Вот таким был поэт - жизнерадостным, «незабронзовевшим». После премьеры он сказал мне: «Данил, а ты очень интересный драматург» - и попросил у меня текст пьесы. Изучил и вынес вердикт: «Наши с тобой пьесы очень похожи…»

- Много лет Мустай Карим был председателем Союза писателей БАССР. Что вам известно об этом периоде его жизни?

- У него был такой вес в обществе, что перед ним все двери открывались. Он в любое время мог зайти к первому лицу республики. В этот период он был как бульдозер - открывал дорогу талантам и заботился о них. В то время брали с него пример и наши писатели, и наши руководители республики.

- Талант есть у многих, но не у всех есть успех. Как вы объясняете большой успех Мустая Карима?

- Мустай Карим работал день и ночь, чтобы достичь вершин в литературе. Да, у него был дар от природы, но этот же дар его мучил, не давал ему покоя. Он не мог бы просто сидеть и писать стихи, хотел проявить себя во многом и проявил. У него была колоссальная работоспособность. Тем, кто мечтает повторить успех Мустая Карима, скажу одно: писателю мало иметь талант и трудолюбие, надо через сердце пропустить все радости и невзгоды этого мира, не согнуться, не сломаться, не предать себя и подарить читателям неповторимые произведения.

- В стихотворении «Горы» Мустай Карим написал: «И люди, как горы: чем выше, Тем круче судьба и трудней…» И закончил свое стихотворение так: «Не вздумай же сетовать, друг мой, Высокий, большой человек!» Следовал ли он в жизни своему призыву?

- Он знал себе цену, но в то же время понимал, что он эталон для других. Думаю, в самых сложных ситуациях не раз себе говорил: «Подожди, не торопись, ты же Мустай». Знавших его поражало, как внимателен он был к людям - и к молодым, и к старым.

- Как вы оцениваете наследие Мустая Карима?

- Имя Мустая Карима звучит не только в Башкортостане, но везде. Все, что он написал, принадлежит не только башкирскому народу, это мировое наследие.

- Как развиваются отношения между татарскими и башкирскими писателями?

- В нашем Союзе всегда было много уроженцев Башкортостана. Это Амирхан Еники, Ильдар Юзеев, Ахсан Баян, Радиф Гаташ, Айдар Халим, Роберт Миннуллин, Нурихан Фаттах, Сажида Сулейманова, Адип Маликов и многие другие. Их творчество - наше национальное достояние. Молодые писатели двух союзов встречаются то в Казани, то в Уфе, общаются, читают друг другу произведения. Живем дружно. Вот участвовали в башкирском празднике поэзии - пять часов читали стихи! И слушатели не расходились. Скоро в Уфе пройдут Дни Республики Татарстан.

- Как мы собираемся отмечать юбилей Мустая Карима?

- Я рад, что одну из улиц Казани назвали в честь Мустая Карима. Хорошее начало! Столетие Мустая Карима отметим на достойном уровне. Этот год юбилейный не только для Мустая Карима. Союзу писателей Татарстана исполняется 85 лет, 160 лет - Дэрдменду, 160 - Ризаитдину Фахретдинову, 110 - Фатыху Кариму, 110 - Амирхану Еники, 90 лет - Мухаммету Магдееву. Готовим много сюрпризов. Скоро стихи зазвучат на улицах, в общественном транспорте…

 

Мустай Карим Чингизу Айтматову
Была моя жизнь непрерывной игрой,
Я сам - то огромен, то мал.
То нечет, то чет, то отлив, то прибой,
Успех набегал на провал.

К находке была мне потеря дана,
К добру - своя толика зла...
Любовь никогда не являлась одна,
Печаль по пятам ее шла.

Едва благочестье меня усмирит,
Как бес уже шепчет свой вздор,
Чем громче хвала надо мною гремит,
Тем в сто раз страшнее позор.

Наверно, рубеж через сердце идет,
Чтоб с полднем не спуталась мгла,
Чтоб радость, достигшая самых высот,
До счастья дойти не могла.

Была моя жизнь непрерывной игрой,
Был жребий и странен, и шал:
То нечет, то чет, то отлив, то прибой,
Успех набегал на провал.

Сквозь легкость удач я джигитом летел,
В исканьях я к мужеству шел,
Но лишь от печалей, от слез и потерь
Я голос поэта обрел.
1971

Источник: "Казанские ведомости"
Беседовала Венера Якупова, главный редактор газеты
Фото из архива Роберта Миннуллина